Проза светланы алексиевич

43339966

Светлана Алексиевич - советская и белорусская писательница, автор жанра художественно-документальной прозы, пишущий на русском языке. Ранее мы уже знакомили наших читателей с книгой писательницы “Время секонд хэнд”, ставшей заключительной частью цикла книг “Голоса утопии”. В этом году Светлане Алексиевич «за её многоголосное творчество», расцениваемое как «памятник страданию и мужеству в наше время», присудили Нобелевскую премию по литературе.

В российских СМИ присуждение премии вызвало бурную позитивную реакцию и активные обсуждения, так как Алексиевич стала первым с 1987 года русскоязычным автором, удостоенным Нобелевской премии по литературе. Более того, по мнению критиков, писательница сделалa возможным прорыв белорусской литературы в литературу европейскую, что послужило мощным толчком становления интереса к национальной белорусской прозе на мировом уровне.

В библиотеке им.Белинского представлены наиболее популярные и яркие книги Светланы Алексиевич, которые вызывают активный интерес со стороны мирового сообщества. Все эти книги являются важными составляющими масштабного цикла “Голоса утопии”. Остановимся более подробно на некоторых из них.

Открывается цикл известным бестселлером “У войны не женское лицо”.

u-voini-ne-genskoe-lico.jpg

Мало кто из историков или писателей, говоря о Великой Отечественной войне, с должным вниманием относится к тому факту, что на фронтах в Советской армии воевало более 1 миллиона женщин. Женщины владели всеми военными специальностями, работая летчицами, танкистками, автоматчицами, снайперами, пулеметчицами, участвовали в партизанском и подпольном сопротивлении.

Ещё в детстве слушая рассказы женщин о чудовищной войне, писательница увидела огромное несоответствие между тем, как война подаётся в газетах, фильмах и книгах, между тем, как её видят и воспринимают мужчины, и между “женской” войной. Алексиевич искала какие-то факты и источники, которые бы описали ту самую “женскую” войну, которую она слышала от знакомых или случайных женщин, но не находила таких источников. Тогда писательница начала записывать рассказы о войне, о которой мужчины никогда бы не рассказали.

Мужчины говорили о подвигах, о движении фронтов и военачальниках, а женщины о том, как страшно первый раз убить. Или идти после боя по полю, где лежат убитые. “Они лежат рассыпанные, как картошка. Все молодые, и жалко всех – и немцев, и своих русских солдат”.

По словам Алексиевич, в этих рассказах проглядывал чудовищный оскал таинственного… Когда женщины говорят, у них нет или почти нет того, о чем мы привыкли читать и слышать: как одни люди героически убивали других и победили. Или проиграли. Какая была техника и какие генералы. Женские рассказы другие и о другом.

Автор говорит о том, что у «женской» войны свои краски, свои запахи, свое освещение и свое пространство чувств, свои слова. В этой войне нет героев и невероятных подвигов, там есть огромное страдание и люди, которые заняты нечеловечески тяжёлым делом.

Несколько раз при подготовке книги к публикации  писательница получала отосланный на читку текст с припиской: «О мелочах не надо… Пиши о нашей великой Победе…» А «мелочи» – это то, что и было составляющей той самой “женской” войны - оставленный чубчик вместо кос, горячие котлы каши и супа, которые некому есть – из ста человек вернулось после боя семь; или то, как не могли ходить после войны на базар и смотреть на красные мясные ряды или даже на красный ситец. “В моём доме ты никогда не найдёшь ничего красного”, - заявляет одна из героинь.

Большое значение Алексиевич придаёт тому, что мужчины забыли о военных подвигах своих подруг, и после войны вели себя так, как будто на войне не было женщин. Автор заявляет - они “присвоили себе победу. Не разделили”. Написание книги стало попыткой восстановить историческую справедливость и навсегда запечатлеть те события и факты, которые женщины никогда бы не стали выставлять напоказ, которые навсегда бы исчезли со временем, вместе с молчаливыми современницами военной эпохи.

Другая книга цикла - «Цинковые мальчики» — документальное произведение белорусской писательницы, посвящённое Афганской войне.

cinkovie-malchiki.jpg

В этой книге Алексиевич рассказывает об Афганской войне словами матерей, потерявших в этой войне своих сыновей. По мнению автора, война советских войск в Афганистане, как никакая другая война, была неизвестна и спрятана от собственного народа. “Люди догадывались о ней только по цинковым гробам, приходившим из незнакомой страны”.

Алексиевич пишет о том, что это уже другая война, и человек на ней - другой. Но этот же человек будет воевать в новых войнах в Югославии, Чечне, Нагорном Карабахе.

В книге раскрывается множество нелицеприятных реальных жизненных сюжетов об афганской войне, собранных благодаря воспоминаниям подруг, матерей и жён советских солдат. Книга вызвала неоднозначную реакцию в обществе, так как в советское время было не принято говорить о том, за что и почему “цинковые мальчики” гибли в Афганистане. После выхода книги в свет на писательницу было оказано большое давление со стороны прессы, также ей не раз приходилось участвовать в судебных тяжбах.

Ещё одна книга цикла - “Чернобыльская молитва” - была высоко оценена за рубежом.

chernobilskaya-molitva.jpg

Сама Светлана Алексиевич так характеризует свою книгу: “После Чернобыля мы живем в другом мире. Но совпало две катастрофы: космическая - Чернобыль, и социальная - ушел под воду огромный социалистический материк. И это, второе крушение, затмило космическое, потому что оно нам ближе и понятнее. То, что случилось в Чернобыле, - впервые на земле, и мы - первые люди, пережившие это. Мы с этим живем, с нами что-то происходит: меняется формула крови, генный код, исчезает знакомый ландшафт… Но для осмысления нужен другой человеческий опыт и другой внутренний инструмент, которых у нас еще нет. Наше зрение, наше обоняние не видит и не слышит нового врага - врага, я бы сказала, из будущего - радиацию, даже наши слова и чувства не приспособлены к тому, что случилось, и весь опыт страданий, который и есть наша история, тут не помогает. Мера ужаса у нас одна - война. Дальше сознание не движется.

Застывает. А то, что называется Чернобылем, дальше Гулага, Освенцима и Холокоста…

Трудно защититься от того, чего мы не знаем. Чего человечество не знает. Когда-нибудь эти годы, наши годы, чернобыльские годы, станут мифологическими. Новые поколения, одно за другим будут оборачиваться назад, к нам: как это случилось, что за люди тогда жили, что они чувствовали, как думали об этом, что рассказывали и запоминали?

Эта книга не о Чернобыле, а о мире после Чернобыля. Свидетели рассказывают… Успели рассказать… Многие из них уже умерли… Но все-таки послали нам сигнал…”

В цикле Светланы Алексиевич “Голоса утопии” есть и другие книги, такие как “Последние свидетели” (100 недетских рассказов)”, “Чудный олень вечной охоты” и другие. С каждой новой книгой цикл становится всё больше. Но главное, что объединяет все эти книги, это работа над коллективной памятью о человеческих и социальных последствиях мощнейших потрясений, произведённых человеческими же руками.

Алексиевич С. У войны не женское лицо, - М.: Изд. “Время”, 2007 г. - 416 с.

С 2287995-КХ

Приобрести книгу можно здесь

Ознакомиться с текстом книги можно здесь

Алексиевич С. Цинковые мальчики, - М.: Изд. “Время”, 2007 г. - 400 с.

С 2287997-КХ

Приобрести книгу можно здесь

Ознакомиться с текстом книги можно здесь

Алексиевич С. Чернобыльская молитва, - М.: Изд. “Время”, 2006 г. - 304 с.

С 2277128-КХ

Приобрести книгу можно здесь

Ознакомиться с текстом книги можно здесь

Tags: Военная проза, Публицистика
Источник: http://book.uraic.ru/blog/?p=10862



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Алексиевич Светлана Александровна - информация об авторе и его книгах Конкурс сказка для детей по сказке репка

Проза светланы алексиевич Проза светланы алексиевич Проза светланы алексиевич Проза светланы алексиевич Проза светланы алексиевич Проза светланы алексиевич Проза светланы алексиевич